Масада (Игорь Лотыш)

" >

1Auto Translate to English

Историю пишут победители. И горе побежденным…

галльский вождь Бренн

…эта страна – одно из самых необычных мест на земле!

И.Лотыш

 

На восточной окраине Иудейской пустыни, вот уже тысячи лет, словно облизывающей южные окраины Иерусалима жадным горячим языком – нагромождение бурых скал, изрезанных, словно морщинами, ущельями, покрытое язвами тысяч пещер, которые то прячутся у самой земли, то оспинами разбросаны по отвесным стенам обрывов на неприступной высоте.

Можно сколько угодно рассматривать бесконечную пустыню, но ни одни слова точно не передадут впечатление от бескрайнего кофейно-желтого моря крошащихся скал и застывших волнами то ли гор, то ли холмов, уходящих к далекому горизонту.

Серое шоссе рассекает это безжизненное с виду пространство надвое, словно асфальтовая река, изредка бросая в стороны притоки второстепенных дорог, и, не тормозя, неумолимо катится вниз, к соленым до невозможности волнам Мертвого моря.

2Там, где когда-то на тысячах гектаров колосились злаки, где многие сотни овец и коз находили себе пропитание, где бальзамовые деревья сочились драгоценным соком, нынче носятся только дикие козлы и газели, да ночные птицы наперегонки с ветром до сих пор таскают по скалам обглоданные человеческие кости. И в этом исторически-романтическом краю, в 25 году до н. э. царь Ирод I Великий построил убежище для себя и своей семьи. (Крепость использовалась также для хранения царского золота.)

На высоте четырехсот пятидесяти метров над землей, даже воздух пахнет иначе. Он сух и даже чуточку шершав при дыхании. Незабываемое  зрелище, как сама крепость, так и вид, который открывается с её стен.

Итак, крепость Масада. Если масло не может быть не масляным, то на иврите Масаду называют Мецада, а слово Мецуда на иврите означает Крепость. Так что когда мы говорим: «Крепость Масада», на иврите бы это звучало как: «крепость Крепость».

Со всех сторон Масаду окружают отвесные скалы. Лишь со стороны моря наверх ведет узкая, так называемая Змеиная тропа. Она пробивается по выступам обрыва, часто возвращается назад, вытягивается опять немного в длину и еле достигает до цели. Идя по этой дороге, необходимо попеременно твердо упираться то одной, то другой ногой, ибо если поскользнуться, то гибель неизбежна, так как с обеих сторон зияют глубокие пропасти, способные навести страх и на неустрашимых людей.  Вершину скалы венчает почти плоское трапециевидное плато, размеры которого примерно 600 на 300 метров. Плато окружают мощные крепостные стены общей протяженностью 1400 метров и толщиной около 4 метров, в которых устроены 37 башен. На плато были построены дворцы, синагога, оружейные склады, ямы для сбора и хранения дождевой воды и другие вспомогательные постройки.

3Крепость стала последним оплотом повстанцев в борьбе против римского владычества. Масада сидела у римлян как кость в горле. Горделивые иудеи, которых римляне покорили на всей территории Иудеи, не сдавались только тут. Данный факт не давал римлянам спокойствия, и они решили потушить и этот последний очаг сопротивления. В 72 году Масада осталась единственной непокорённой в стране, и генерал Флавий Сильва осадил крепость силами Десятого легиона. В его составе было около 15 тысяч воинов. 15 тысяч римских солдат – против 1000 защитников Масады! Тем паче, что защитниками были не профессиональные воины, а мирные жители крепости. Во главе повстанцев стоял Элиэзер Бен-Яир, принадлежавший к одной из самых уважаемых семей Иудеи. И тогда начались 1000 дней Масады, те 1000 дней, которые вписали ее в книгу вечности.

Сильва обложил Крепость со всех сторон, построил стену и 8 лагерей, расположенных по периметру. Воду доставляли из Эйн-Геди на 5000 вьючных животных. Но, как выяснилось, обычная осада здесь не помогала – у осажденных было достаточно воды и продовольствия, а поскольку наверх вела одна-единственная тропа – задача казалась невыполнимой. Тогда за работу принялись римские строители, которым тогда не было равных (до нашего времени сохранились римские дороги и акведуки в центре страны). С помощью еврейских рабов была построена гигантская насыпь с западной стороны. По насыпи были подняты наверх осадные башни и баллисты, которые забрасывали защитников крепости ядрами. Повстанцы отвечали стрелами и кипящей смолой. В боях участвовали все: от мала до велика.

Но силы были слишком неравными – положение осаждённых становилось всё более и более безнадежным. Когда ситуация достигла критического момента, Элиэзер Бен-Яир созвал всех и взял слово.

4“Отважные и верные сторонники! Мы давно решили не служить ни римлянам, ни кому-либо другому, кроме Бога, который один истинный и справедливый властитель над нами. И теперь пришло время доказать нашу веру на деле. В такой момент мы не должны покрыть себя позором. В прошлом мы рисковали своими жизнями, но не стали рабами. Если мы попадем живыми в руки римлян, то это будет означать конец всему. Мы были первыми, кто поднял восстание, и будем последними, прекратившими борьбу. Бог даёт нам возможность умереть благородными и свободными людьми… Пусть наши жены умрут необесчещенными, наши дети не узнают рабства. Этим мы окажем друг другу добрую услугу, сохранив, унеся в могилу, самое прекрасное – нашу свободу… Идемте! Пока наши руки свободны и могут держать меч, дайте им сделать благородное дело! Умрем непорабощёнными нашими врагами и покинем этот мир с нашими женами и детьми…”

Не сразу, но его слова нашли отклик в сердцах людей. Был брошен жребий, выбраны десять исполнителей последней воли. Все попрощались друг с другом, улеглись на землю – лицом наверх, мужья рядом с женами и детьми. Десять, с кинжалами в руках, выполнили свою скорбную задачу… и затем покончили с собой. Назавтра поднялись римляне на Масаду, и когда нашли груды убитых, не возрадовались при виде погибших врагов, а только застыли в молчании, поражённые величием их духа и несокрушимым презрением к смерти. Подробности смерти защитников Масады рассказали две женщины, укрывшиеся вместе с  детьми в пещере.

Национальная психология всегда связана с мифами. В России каждый знает слова политрука Василия Клочкова: “Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!”, англичане – команду лорда Нельсона в Трафальгарском бою: “Англия ожидает, что каждый солдат выполнит свой долг”, Европа не забудет дружного: “Разом нас багато, нас не подолати! “. В Израиле лозунг: “Маcада больше не падет!” – стал общенациональным.

А ещё, рассказывают, что при раскопках катакомб Крепости, были обнаружены свитки, сочтённые Евангелием от Иуды. Но это уже совсем другая история…

ноябрь 2013

Игорь Лотыш